COVID

  ru en  

«Недетские» болезни детского хоккея

Не исключено, что где-то на периферии и по сей день все происходит так же, но московские тренеры, занятые в «престижных видах спорта» (теннис, фигурное катание, футбол, хоккей и т. п.) давно уже не утруждаются поисками нераскрытых талантов. Они уверены - детей к ним приведут и еще будут упрашивать, чтобы взяли - дефицит и тренерских кадров, и спортсооружений, и специализированных детско-юношеских школ даже в Москве бесспорен и неизбежен - поскольку московские власти при выделении средств на поддержание и развитие спорта в столице оперируют не реальными запросами населения мегаполиса, а исключительно собственными представлениями о том, чего, сколько и где должно быть. Президент ФХР Владислав Третьяк в одном из своих интервью сказал: «Главная наша проблема - мало катков. ... Я об этом говорил и писал Президенту России. ... На всю страну 160 катков. А в Канаде их 3,5 тысячи, в Швеции - 400, в Финляндии - около трехсот. Я говорю не о больших дворцах, а о простейших катках» («Третьяк пишет письма», www.russian-hockey.ru).

Мотивы, которыми руководствуются родители при выборе того или иного вида спорта и той или иной спортивной школы для своего ребенка различны - это вообще темы возможных психологических и социальных исследований. Но можно с уверенностью утверждать - большинство родителей начинающих хоккеистов тайно или явно связывают будущее своих чад с сильнейшей в мире хоккейной лигой.

w3

К группе тренеров СДЮШОР «Спартак», вышедших в перерыве между тренировочными занятиями «подышать свежим воздухом» подходит солидный мужчина с мальчонкой лет пяти-шести и спрашивает: «А где тут тренер, который готовит для NHL?..». Отец 9-летнего юного хоккеиста обратился ко мне с вопросом: «Как ты думаешь, мой сын будет играть в NHL? А то я уже столько денег в него вложил!..».

Лет пять назад, в своем выступлении перед родителями 10-летних «динамовцев», я посмел озвучить правду о том, что из этой (как, впрочем, и любой другой) сегодняшней команды лишь единицы «доберутся» до второй команды. Неожиданно для меня умные, взрослые люди вдруг возмутились: как же так, наши дети уже на полпути к NHL, а он тут глупости говорит про какую-то там вторую команду!

Так или иначе, занятия детей в спортивных секциях ложатся тяжким дополнительным грузом на отцов и матерей, и без того бьющихся за выживание в условиях дикого российского капитализма. Даже если спортивная школа находится рядом с домом, маленького ребенка не отправишь на тренировку одного, с хоккейным баулом на горбу. А потому родители, решившие отдать своего ребенка «в спорт», одновременно наживают себе многочисленные проблемы: досрочные уходы (в отдельных случаях - даже увольнения!) с работы, нескончаемые бега между домом, работой, спортшколой. И родители идут на эти и другие жертвы исключительно ради своих детей, а отнюдь не ради того, чтобы обеспечить зарплатой детских тренеров. И уже только поэтому родители вправе ожидать и требовать от тренеров должного профессионализма и профессионального же отношения к тренерским обязанностям. И вот тут, уже на этапе начального обучения и начинаются проблемы детского спорта. Представьте себе картину: именитый московский тренер, расставив у теннисной стенки два-три десятка новичков и едва показав им за какой конец держать ракету, предлагает каждому отбить мяч от стенки сто раз - только тогда он обещает «пустить» ребенка на корт (на протяжении всей такой «тренировки» он сидит в сторонке, лениво наблюдая за своими учениками, а по окончании «занятия» не забывает собрать с родителей деньги). Думаете, я это выдумал? Нет. Это - реальность.

Про хоккей? Нет проблем. Отбор, селекция - глупость! Даже медицинскую справку требуют далеко не везде. Готов платить? Покупай форму и приводи будущего хоккеиста к назначенному часу, сам знаешь куда. И вот на льду: два-три взрослых «массовика-затейника» красиво катаются среди доброй сотни «колобков на коньках», половина из которых скромно жмется к бортам, не замечаемая никем, кроме своих родителей. Нет, внешне все вроде бы организовано. Но на деле никто никого учить не собирается. Спасение утопающего - дело рук... Естественно, оплаченное стояние на льду никого из родителей не устраивает и каждый из них, прямо из-за борта начинает самостоятельно «тренировать» собственного ребенка, что на этом этапе воспринимается большинством тренеров с легкой иронией, но без истерик. Некоторые материально обеспеченные родители, быстренько сориентировавшись, делают дополнительные финансовые вливания в карманы «спортивных педагогов» в надежде, что «подкормленный» ими тренер будет уделять их ребенку больше внимания. И действительно - тренеры вдвое чаще и особенно красиво начинают кататься рядом с детьми своих «кормильцев», а после каждой из таких «тренировок» не забывают прилюдно похвалить за «достигнутые успехи» дополнительно приплаченного ребенка. Видя и слыша все это, менее расторопные родители хватаются за свои кошельки и благосостояние тренеров, занятых начальным обучением юных хоккеистов, начинает резко расти. Но при этом реально никто, никого, ничему учить по-прежнему не собирается (более того, осмелюсь заявить - в большинстве случаев и не умеет!). В народе весь этот процесс имеет название «развести лоха». И «лохи» с удовольствием «ведутся», с гордостью распространяя среди знакомых и не очень весть о том, что их сын играет в хоккей в том или ином знаменитом клубе. Знакомо, не правда ли?..

А вообще: почему специализированные школы олимпийского резерва занимаются начальным обучением? Самим-то СДЮШОР это, конечно, выгодно - дополнительная и реальная возможность заработать! И никого не волнует то, что из сотен, а то и тысяч некогда приведенных родителями шестилеток (уже - «олимпийский резерв»!) к зачетному возрасту (я уже и не говорю про выпуск из школы!) в клубе с трудом задерживаются один-два средненьких игрочка. Но при общем дефиците льда для тренировок хоккеистов в Москве вообще и в каждом отдельном клубе в частности - «расходовать» лед СДЮШОР, не получая вообще никакого результата (имеется в виду спортивный, а не финансовый результат) - не то что нелогично, а просто преступно!

...Тревожные звоночки начинают звучать в мозгах всех родителей без исключения по окончании крайне быстротечного и волею тренеров сжатого процесса освоения детей со льдом - когда на избранных (в том числе и, прежде всего, - по финансовому признаку) «колобков» натягивают красивые майки и «бросают в бой» против их сверстников из другого клуба. И вот тут выясняется, что уже в столь юном возрасте кто-то умеет не только переступать ногами по льду, но и доходить до шайбы и толкать ее в нужном направлении и что это - результат индивидуальной работы с мальчиком какого-то «постороннего» тренера (в простонародье этот процесс называется «подкаткой»). Наконец-то в головах родителей зарождаются сомнения в профессиональных способностях прикрепленного к команде педагога. Дальнейшие варианты действий родителей различны, но многократно пройдены предыдущими «поколениями»: самостоятельное обучение собственного ребенка, поиски «умеющего научить» тренера на стороне, переход в другой клуб (где на самом деле все - то же самое), и как апофеоз родительской солидарности - выдвижение требования к руководству школы о смене тренера. Тест на оценку памяти: пусть каждый хоккейный родитель вспомнит, какой вариант когда-то он выбрал сам...

В одной из статей Анатолия Колосова под названием «Звездная болезнь родителей» (журнал «Наш хоккей», 2004) упоминается о таком явлении в среде родителей, как неуважение к тренерам и к тренерской работе. Но... Уважение нужно заслужить! Уважать можно тренера-профессионала, ежедневно демонстрирующего свой профессионализм на льду и вне льда. Но можно ли уважать человека только за то, что он сам умеет кататься на коньках и наделен правом определять игровой состав на следующий матч?.. Извините!.. Другое дело: кто вправе оценивать уровень профессионализма тренера? Отвечу: только тот, кто сам является профессионалом в данной области, то есть, как минимум - обладает необходимым набором специфических знаний и навыков! Где они, эксперты?..

Почему-то никто и никогда ни словом не упоминает о «звездной болезни» тренеров. А ведь эта патология давно уже, по крайней мере - в Москве, приобрела характер эпидемии. Стоит вчерашнему студенту инфизкульта, еще недавно буквально на коленях умолявшему институтских педагогов поставить ему «три балла» по специализации, прийти на работу в ДЮСШ (а тем более - в СДЮШОР), как с ним происходят настолько разительные метаморфозы, что начинаешь сомневаться: а тот ли это забитый, туповатый мальчик?.. И отдельный разговор о том, что происходит с тренерами, которым посчастливилось какое-то время находиться на льду рядом с будущими хоккейными «звездами» и чемпионами и по разнарядке спорткомитета впоследствии получившими за это звание «заслуженных». Юные хоккеисты для такого тренера - не более, чем придаток его величию. Он вдруг обнаруживает в себе уникальный «дар» видеть хоккейный талант с полувзгляда, а заодно - и внезапно, чудом открывшееся ему «знание» глубочайших тайн подготовки хоккеистов. И единственное, что волнует такого «тренера» - недостаточное осознание его «величия» окружающими. А в том, что «звездных» учеников у него потом и в помине нет, он винит исключительно завистливых коллег, начальство и бездарных хоккеистов. Но куда девается у таких тренеров все их величие, все их «дары» и «глубочайшие знания», когда по собственной воле или в приказном порядке они оказываются на курсах повышения квалификации и, как некогда в институте, предстают перед экзаменационной комиссией? Поверьте, это -тягостное зрелище! При том, что никто никого «заваливать» на таких экзаменах не собирается и спрашивают-то об элементарном - о хоккейной азбуке! К сожалению, получасовой экзаменационный позор и незаслуженность положительной оценки знаний (в подавляющем большинстве случаев поставленной исключительно из жалости!) не оказывают отрезвляющего действия на «зазвездившихся» тренеров: на льду все возвращается «на круги своя».

Ныне модно приглашать на роли тренеров в команды СДЮШОР именитых в прошлом игроков. Но игрок - не тренер! И вполне может никогда им не стать, даже доработав в той же СДЮШОР до пенсии. И наличие у человека диплома института физкультуры отнюдь не гарантирует наличия, во-первых, тренерских знаний (нужно знать об особенностях процесса обучения в инфизкульте хоккеистов вообще и игроков команд мастеров - в частности!), а во-вторых, способностей, умения и желания заниматься обучением юных хоккеистов. Наш знаменитый хоккейный тренер Виктор Васильевич Тихонов в своем интервью Урмасу Отту попытался, как мог, объяснить разницу между игроком и тренером: «...Это совершенно другая профессия. Это все равно, что вы были академиком, а надо снова стать студентом. Вам надо знать физиологию, психологию, философию - этот предмет управления людьми. Это вопросы спортивные, вопросы тренировки, то есть столько моментов, о которых спортсмен, даже самый выдающийся, не имел представления. Он знал только свой характер, свою психологию. Он отыграл и уехал домой, а тренер должен проанализировать, снова опять выйти на этот уровень и опять все с начала». Профессионализм тренера обеспечивается, прежде всего, - суммой необходимых для работы в спорте знаний и практического опыта. Сумма знаний хоккейного тренера может быть представлена в виде «пирамиды» (рисунок «20»), из которой нельзя выбросить ни одного «этажа».

w2Думающий тренер раньше или позже неизбежно приходит к пониманию важности получения глубоких профессиональных знаний. Известный футболист Сергей Юран, уже в роли главного тренера «Шинника» в своем недавнем интервью корреспонденту газеты «Московский Комсомолец» (22 августа 2007 г.) подтверждает сказанное: «.С Андреем Владимировичем Лексаковым часто общаюсь. Он в моей судьбе большую роль сыграл. Я ведь первый раз поступил в ВШТ, не понимая до конца, зачем мне это нужно. В итоге был отчислен за непосещаемость. Лексаков со мной потом долго беседовал, убеждал, что даже самые великие игроки должны сидеть за партой, если они хотят чего-то добиться на тренерском поприще. И, знаете, убедил! Второй раз я уже пошел учиться осознанно».

Одна из причин необходимости получения тренерами послевузовского узкоспециализированного спортивно-педагогического образования состоит в том, что, к сожалению, плановая вузовская подготовка квалифицированных тренеров сегодня невозможна еще и из-за глобальных проблем в структуре и содержании нынешнего базового физкультурно-спортивного образования. Стараниями «корифеев» от спортивной науки ее развитие остановилось лет тридцать-сорок назад. Но именно с этих «замшелых» позиций сегодня в спортивных ВУЗах преподаются естественнонаучные и педагогические дисциплины. Правда, в конце ХХ века зафиксированы попытки создания «общей теории спорта» Л. П. Матвеевым (1997) и В. Н. Платоновым (1997). Но оба автора, изначально проигнорировав уже имеющиеся на тот момент знания о законах адаптации организма к комплексным воздействиям Среды (в том числе - к тренировочным нагрузкам), лишили себя самой возможности создать теорию, которая могла бы быть применима на практике. Соответственно - неполноценно (из-за отсутствия базовых знаний) и содержание вузовского предмета «Теория и методика хоккея». И фактически отсутствуют сегодня методики индивидуальной подготовки хоккеистов и методики подготовки хоккейной команды (о чем, напомню, сказал Вячеслав Александрович Фетисов). Президент ФХР Владислав Третьяк в интервью корреспонденту «Советский Спорт» среди основных проблем отечественного хоккея на второе место поставил проблему подготовки тренеров: «.Их плохо готовят в институтах. Потому у нас одни и те же тренеры ходят из клуба в клуб» («Третьяк пишет письма», www.russian-hockey.ru). В сложившейся ситуации можно было бы уповать на самообразование тренера (путь, кстати, подсказанный заведующим кафедрой фехтования РГУФК, профессором Давидом Абрамовичем Тышлером, с которым мы некогда беседовали о проблемах современного тренерского образования). Увы, для подавляющего числа тренеров само желание заниматься самообразованием - из области ненаучной фантастики. Чтобы стать хорошим тренером, вообще не обязательно до этого быть хорошим игроком. Эта истина «озвучена» и в книге Бобби Орра «Моя игра»: «Я знаю немало людей, которые сами в хоккей никогда не играли, но стали хорошими тренерами, прочитав огромное количество книг про обучение игре в хоккей. Например, Скотти Боумен не был профессиональным хоккеистом, однако считался одним из лучших тренеров НХЛ, когда работал с командами Сент-Луиса и Монреаля». Отвечая в Интернете на вопросы родителей юных хоккеистов, директор СДЮШОР «Спартак» Ян Каменецкий особо отметил: «.Игрок это одна ипостась, а тренер совершенно другая! Мировая история знает единичные случаи, когда бывшие выдающиеся хоккеисты становились выдающимися тренерами». В спорте есть правило, согласно которому из больших спортсменов редко получаются большие тренеры! Ушедший недавно из жизни тренер СДЮШОР ЦСКА Юрий Чабарин - выходец из дворового хоккея и никогда не играл в командах мастеров. Зато какие ученики в его тренерском «активе»: Сергей Брылин, Вячеслав Фетисов, Валерий Буре, Антон Волченков! И, наконец: детские тренеры по сравнению даже с тренерами команд мастеров должны обладать гораздо большими знаниями. Хороший детский тренер вообще редкость. Почему -очень доходчиво объяснил Сергей Юран: «Во-первых, . мальчишкам все объяснять и показывать - это каторжный труд! Во-вторых, чтобы быть детским тренером, нужно убить в себе все амбиции.» («Московский Комсомолец», 12 августа 2007 г.). Это тренер команды мастеров «получает» уже готовых, обученных (в большей или меньшей степени) игроков и его основная задача - «слепить» из них играющую команду. А детский тренер - как раз тот, кто обязан «делать» отдельных игроков с «нуля», а для этого, помимо специфических «хоккейных» знаний и общих знаний по спортивной педагогике, ему необходимы глубочайшие знания по возрастной физиологии, включающей знание теории адаптации и развития растущего организма, на которых только и может основываться теория и практика спортивной тренировки и подготовки хоккеистов.

...По инициативе ли родителей, или руководства школы, тренера рано или поздно меняют. С новым тренером у родителей всегда связаны новые надежды. А потому родительские трибуны на какое-то время затихают, ревностно наблюдая за стараниями на льду своих отпрысков. Но этот период очень краток. В итоге выясняется, что «хрен редьки не слаще» и активность родителей в плане хоккейного воспитания своих отпрысков снова резко возрастает. И это вполне логично - хоть кто-то ведь должен ребятишек учить в то время, пока тренер по полчаса простаивает у борта, задумчиво опершись на клюшку! Но его тоже можно понять - он основную зарплату получает не от администрации школы, а от «спонсора» (или группы «спонсоров»), чей ребенок благодаря этому неизменно играет в первом звене и под него всегда подбираются «удобные» партнеры, а его конкуренты, реальные и возможные, задвигаются подальше - чтобы сам «спонсор» вдруг не осознал бессмысленности финансовой поддержки данного «спортивного педагога»... И так до самого выпуска из школы. Хотя до него еще надо доиграть...

«Спонсорство», которое на самом деле в Уголовном Кодексе РФ классифицируется как взяткодательство и взяточничество, сегодня обыденное дело не только в детском хоккее. Сегодня именно деньги, а отнюдь не мастерство или талант, зачастую решают вопрос попадания во вторые команды. И уже давно говорят о мзде, ежемесячно взимаемой тренерами команд мастеров с игроков, с которыми условия «отстежки» оговариваются заранее - при приеме в команду. Вопрос на «засыпку»! Если бы в советском хоккее в те звездные для него времена вопросы воспитания хоккеистов решались бы таким же путем, где была бы (если была бы вообще!) тогдашняя сборная СССР по хоккею? Правильно - в ж.! И не было бы Старшинова, Фирсова, Харламова, Мальцева и других, действительно великих игроков! А сегодня глава Федерального Агентства по физической культуре, спорту и туризму Вячеслав Фетисов констатирует: «.у нас многие годы в хоккее игнорировали спортивный принцип» («Фетисов: Третьяк должен поменять принципы», Коммерсант, www.allhockey.ru). Владимир Штамм, в течение двух сезонов руководивший московским женским баскетбольным клубом «Динамо», как-то сказал мне в разговоре: «Сегодня спорт стал другим.». Нет, ребята! Спорт он и остался спортом, но сегодня им рулят другие люди, изначально думающие, как бы побольше урвать!.. И все проблемы современного отечественного хоккея произрастают из покрываемого руководством хоккейных школ и клубов мздоимства вдобавок еще и безграмотных тренеров!

В вышеупомянутой статье про «Звездную болезнь...» упоминается о родительском «комплексе первой пятерки». Скандалы местного значения, демонстративные уходы из команды из-за внезапного передвижения юного хоккеиста из одной пятерки в другую - все это реальность. Но истинные создатели этого «комплекса» не родители, а сами тренеры. Искусственное выделение детскими тренерами первого, второго, третьего (и так далее - в зависимости от числа игроков в команде) звеньев - инструмент психологического давления на родителей с целью вытягивания из них дополнительной мзды.

Однажды родители юных хоккеистов, решив отблагодарить тренера за удачно проведенный сезон, сбросились «по деньгам» и мамаша-инициатор «почина» вручила спортивному педагогу приличную сумму, «забыв» сказать ему о коллективном источнике денег. На следующий же день ее ребенок из абсолютного запаса был срочно переведен тренером ... в первое звено! Две недели - пока кто-то из «доброжелателей» не указал тренеру на его «оплошность» - вся родительская «команда», мигом сообразившая, что к чему, потешалась и над тренером, и над мгновенно возгордившейся мамашей. Угадайте, было это или нет? Кто знает - не подсказывать!

Классическая для детского хоккея картина. На льду попеременно, но подолгу копошатся две пятерки («блатная» и «играющая»), периодически, но редко и наскоро подменяемые третьей. А еще пять юных хоккеистов уверенно и безвылазно замерзают на скамейке за бортом. И никто не задумывается над тем, что детский тренер, который обязан заниматься обучением мальчишек игре в хоккей, элементарно не имеет права не давать им играть. А если кто-то из его воспитанников «не тянет», то тренер должен признаться себе и окружающим в собственной тренерской несостоятельности и освободить свое рабочее место в пользу другого, более компетентного спортивного педагога. И если тренером все делается так, как положено и все его ученики находятся в равных условиях - не будет никаких «комплексов» у родителей. И любые передвижения внутри состава команды, если они оправданы с педагогических позиций (то есть ради самого же ребенка!) и эти позиции озвучены и объяснены родителям - будут правильно поняты и без обид приняты. Я был свидетелем того, как московский тренер Владимир Репнев, в то время только что пришедший работать в СДЮШОР «Динамо», объяснял юному игроку, почему он вывел его из игрового состава - «ты талантлив, но на тренировках и играх не дорабатываешь, сачкуешь, а вот тот и этот твои товарищи, хотя они пока и слабее тебя в игре, но упорно работают и прибавляют от тренировки к тренировке, и поэтому на следующую игру вместо тебя я поставлю одного из них». После этого мальчика словно подменили. Он понял, что место в игровом составе у этого тренера нужно зарабатывать, собрался и через короткое время занял свое место в прежнем звене. Вообще любой тренер должен постоянно общаться с каждым из своих подопечных, на доступном языке объясняя им то или иное свое решение, устраняя недопонимание и делая игрока своим союзником. Но детский тренер, помимо этого, должен общаться еще и с каждым из родителей, стараясь заручиться их доверием и поддержкой. Тогда многие из взаимных претензий тренеров к родителям и родителей к тренерам просто исчезнут.

Во время просмотра по телевизору одного из хоккейных матчей (по моему -Чемпионата Мира 2008 года) между сборными России и Швеции я услышал крайне любопытный диалог комментаторов - Григория Твалтвадзе и Сергея Гимаева. Григорий Александрович поинтересовался у великого в прошлом хоккеиста: почему в шведской сборной в равных долях присутствуют хоккеисты, родившиеся как в первой, так и во второй половине года, а основа сборной России - игроки, родившиеся в начале года? Ответ Сергея

Наильевича, до недавнего времени руководившего СДЮШОР «ЦСКА», неприятно удивил меня. Оказывается, проблема в том, что более старшие (в пределах одного года) игроки в силу возрастной разницы (а, следовательно, - физической развитости) «выживают» из хоккея своих младших «собратьев». Сергей Наильевич признался, что и сам бы не стал хоккеистом, родись он во второй половине года. Но, на самом деле это значит, что наши тренеры ДЮСШ и СДЮШОР работают не на перспективу, а на сиюминутный результат, не давая развиваться и стать хоккейными мастерами тем, кто «запоздал» родиться и тем самым автоматически лишая российский хоккей множества нераскрывшихся талантов. И это в нашем хоккее узаконено с давних времен. Очевидно, в Швеции дело обстоит иначе. И поэтому хоккейные сборные небольшой по сравнению с Россией скандинавской страны, с относительно небогатыми (по российским меркам) хоккейными клубами во все времена играли с нами на равных, а частенько и обыгрывали наши сборные! И, кстати, в недалеком будущем (когда повзрослеют сегодняшние 14-16-летние хоккеисты) шведский хоккей будет на голову выше нашего - гарантией этого является уже который год ведущаяся в Швеции (и чуть ли не возведенная в ранг государственной программы) планомерная, с дальним прицелом работа по селекции и обучению техническому и игровому мастерству сегодняшних юных хоккеистов. Комментатор канала НТВ+ Дмитрий Федоров в своем интервью для портала AllHockey.Ru свидетельствует: «.Шведы не выигрывают юниорские чемпионаты мира, не выигрывают молодежные чемпионаты мира, но затем как они себя проявляют на взрослом уровне! . Есть люди, которые только в 20 лет начинают играть. Вспомним того же Дацюка. Он не играл в юниорских и молодежных сборных. . И все говорили, что он никогда не станет серьезным хоккеистом, про НХЛ даже речи не шло. . С точки зрения физики мы выигрываем в 17-18 лет, превосходим европейцев и, может быть, даже канадцев. А вот хоккейные навыки, тактика у нас зачастую уступают. Поэтому в 18 лет мы выигрываем чемпионат мира среди юниоров, а потом смотрим, что происходит через 4-5 лет с этими игроками. Смотришь, кто-то играет даже не в Суперлиге, кто-то вообще закончил карьеру.» («Дмитрий Федоров: через поражения к победам», www.allhockey.ru).

Поражает, когда из уст серьезных вроде бы людей слышишь тезис о хоккейной «урожайности или неурожайности» того или иного года рождения! Можно подумать, будущие хоккейные «звезды» появляются из утробы матери сразу - в коньках и с клюшкой, а тренеры собирают их по роддомам. И от того, сколько «самородков» соберут, будет зависеть какие у нас впоследствии будут клубы и сборные. Да чтобы собрать урожай, надо сначала иметь плодородную почву, затем вспахать и удобрить ее, отобрать здоровые, «всхожие» зерна для посева, посеять их в срок, ухаживать за всходами, своевременно их поливая и пропалывая, безошибочно угадать время жатвы, не дав плодам трудов свои перезреть или сгнить, а потом, «отделив зерна от плевел», сохранить собранное и донести жаждущим. А пролежав на печи, пожнешь только сорняки. Это я не о сельском хозяйстве, а о хоккее.

Прогнозы - вещь неблагодарная: о верном прогнозе никто потом и не вспомнит (а напомнишь, скажут - просто угадал!), за ошибочный - с удовольствием смешают с грязью. Но мои прогнозы - сбываются! О проблемах подготовки юных хоккеистов я писал еще лет пять-шесть назад. И обоснованно предрекал неизбежность провалов отечественного хоккея, что многим хоккейным «специалистам» тогда очень не нравилось (в частности, главному редактору газеты «Хоккей Москвы» Борису Самойлову настойчиво рекомендовали не публиковать мои статьи). Но вот только что тогдашние мальчишки уже в составе молодежной сборной России крайне неуспешно отыграли и «домашнюю», и «гостевую» части широко разрекламированной, но почему-то прошедшей в густом информационном тумане суперсерии «Россия-Канада». И «вылезло» все то, о чем я когда-то писал: на фоне хорошего атлетизма - выраженная техническая недоученность российских молодых хоккеистов и в противовес этому - технически же добротная, почти профессиональная игра молодых канадцев. Джек Тодд, один из самых известных в Северной Америке хоккейных обозревателей с присущей ему эмоциональностью написал в «Montreal Gazette»: «При наблюдении за блестящими молодыми канадскими игроками, катающимися в уфимском тумане, остается только удивляться, не видим ли мы своего рода хоккейную революцию, происходящую на российском льду? . Канадцы со стороны кажутся меньше русских по габаритам. И даже если так и есть на самом деле, то это единственный компонент, в котором Россия имеет преимущество. У Канады лучше тренер, она сильнее настроена, умнее, заметно лучше в игре у ворот, более технична и (верьте этому или нет), очевидно, быстрее. Начиная с 1972 года, я не могу вспомнить матча, в котором канадская команда выглядела бы настолько сильнее в плане мастерства, чем ее русский соперник. . У русских существуют большие проблемы с подготовкой талантов в последние 15 лет. Мы увидели то, что позволяет говорить: Россия лишилась своего славного национального хоккея. Где точнехонькие пасы, чудесные навыки владения клюшкой, терпение, позволяющее дождаться голевого шанса и хладнокровно реализовать его, где жесткость, чтобы продираться, невзирая на силовые приемы канадцев?» («Суперсерия-2007. Реакция в Канаде», www.russian-hockey.ru). И не надо сваливать вину за проигрыш в серии на тренерский штаб «молодежки»! На интернет-сайте еженедельника «Футбол. Хоккей» был озвучен совершенно трезвый взгляд на сложившуюся ситуацию: «Вспомним, что тренерам приходится сейчас работать фактически с выпускниками хоккейных школ. Спросите игроков, они расскажут вам, как сейчас в Канаде, а ранее в Уфе и в Омске они проходили курс молодого бойца. Как тренеры накануне игры на пальцах объясняли им технику силовых единоборств, как учили останавливать шайбу. Спросите тренерский штаб о впечатлениях от тренировок канадцев, на которой они побывали. Наверняка они поделятся с вами тем, что, к сожалению, соперники наших ребят уже умеют делать то, чему наши, дай Бог, только научатся в будущем» («Немчинов: нашим ребятам не хватает скорости», www.football-hockey.ru). А потому и не увидели мы в этой сборной ни будущих Ларионовых и Дацюков, ни Малкиных и Овечкиных. А с нынешними 15-летними хоккеистами ситуация еще хуже - они оказались на гребне волны повальной «коммерциализации» детско-юношеского хоккея и в широком русле всех прочих, описанных мною в этой книге и других публикациях негативных тенденций. В результате: хоккеистов пока еще много, но даже просто хороших игроков - можно пересчитать по пальцам. И уж то, что происходит сегодня в младших возрастных группах - вообще «отдельная песня»! «Спартаковские» родители «по секрету» поведали мне, что тот самый тренер, который «готовит для НХЛ», категорически заявил им, что «техника» в хоккее не нужна, а надо просто бороться и биться на льду за шайбу. Так что здесь никакие пророчества уже и не нужны! И в заключение темы о «молодежной суперсерии» не могу не привести в концевой ссылке на удивление разнополярные мнения по данному поводу бывших главных тренеров нашей молодежной сборной.

Еще одна проблема в детском хоккее - «родительская слепота». Это явление вполне реально и абсолютно логично. Действительно родители в большинстве случаев не в состоянии объективно оценить хоккейные качества своего отпрыска. Даже в циклических видах спорта, где, казалось бы, все гораздо проще (реальный результат фиксируется секундомером) - умный тренер не будет торопиться делать ставку на сегодняшнего победителя, всегда пытаясь увидеть ближайшее и отдаленное будущее своих подопечных. А уж в игровых видах спорта вообще и в хоккее в частности, оценить будущность игрока даже специалистам бывает крайне тяжело. Сегодня у всех на устах - Александр Овечкин. Но от одного из специалистов, некоторое время работавшего с этим хоккеистом, мне довелось услышать неожиданно спокойную (пожалуй, даже - отрицательную!) оценку его игровых качеств. Великолепный в прошлом игрок, а ныне - один из авторитетнейших хоккейных специалистов Борис Майоров в интервью журналисту газеты «Советский Спорт» так оценивает хоккеиста Овечкина: «.Этот форвард силен в первую очередь индивидуальными качествами. Он мало играет на партнеров, более того - сам нуждается в подносчиках снарядов» (www.russian-hockey.ru). Хотя чересчур эмоциональные журналисты давно уже успели окрестить Овечкина «Великим». Позитивные эмоции, направленные на объект и, тем более, любовь к нему - ослепляют и не позволяют видеть его недостатки. Оценивая того, кто нам нравится или того, кого мы любим, мы уже заранее готовы за все ставить ему или ей гораздо более высокие баллы, чем он или она того заслуживает. Это одно из свойств человеческой психики. Но ладно бы все заканчивалось лишь эмоционально-позитивной окраской нашего отношения к тем, кто нам нравится, или к тем, кого мы любим. Подобное отношение стимулирует наше более пристальное внимание к интересующему нас объекту. При этом, чем больше степень нашего интереса к кому-то конкретно, тем меньше внимания достается окружающим - срабатывает принцип доминанты. Таким образом, в наш мозг поступает гораздо больше информации об интересующем нас объекте, чем о других объектах, находящихся с ним рядом. Но результат сравнительного анализа полученной таким образом информации не может быть объективным, поскольку неравноценно соотношение объемов информации о деятельности «своего» и «чужих» объектов. Поэтому особо мотивированные хоккейные родители зачастую попросту не видят на льду никого, кроме своего ребенка. И даже попытки родителей оценивать игру целой пятерки, в которой играет их ребенок, всегда происходят с позиций «полезности» для него других игроков. То есть: любой родитель смотрит на любую деятельность своего отпрыска исключительно через призму родительской любви, а потому никогда не бывает объективен.

w4Но тут «всплывает» вопрос: а насколько объективен в оценке своих учеников тренер? Пытаясь разобраться в этом, бессмысленно рассматривать вариант «проплаченного» тренера - он не может быть объективен по определению. Такому тренеру вообще ни в чем нельзя верить - ради своей выгоды он с легкостью соврет «и вашим, и нашим». «Объективность» безграмотного тренера также не должна приниматься во внимание. В большей или меньшей степени объективным может быть только «нормальный» тренер, но и в его случае всегда есть факторы, отрицательным образом влияющие на степень объективности его оценок игровых качеств хоккеистов.

Во-первых, любой «нормальный» тренер (тем более - сам некогда игравший в хоккей на том или ином уровне) всегда оценивает игровые качества хоккеистов через призму собственного видения хоккея. У него есть сложившиеся взгляды, если хотите - стандарты, под которые он, вольно или невольно «подгоняет» своих учеников. И с годами тренерской практики эти «стандарты» неминуемо превращаются в шоры, взгляд за границы которых для тренера становится невозможен. Но хоккей сам по себе нестандартен и как все живое должен либо развиваться, выходя за рамки прежних о нем представлений, либо хиреть (что и происходит сегодня!). Незашоренность - редкое тренерское качество, характерное лишь для истинных педагогов-профессионалов.

Во-вторых, тренер - живой человек, а, значит, его организм подчиняется всем действующим законам физиологии. Согласно принципу доминанты, тренер, оценивающий правильность выполнения каждым из его учеников того или иного сложного движения (упражнения), одномоментно может внимательно наблюдать не более чем за одним человеком. Более того, мозг даже наиболее одаренных «экспертными способностями» людей, одновременно в состоянии оценить максимум три параметра зрительно воспринимаемого стороннего движения («обычные» люди в состоянии оценить не более одного-двух параметров). То есть «обычный» тренер, даже наблюдая всего лишь за одним «объектом», не в состоянии абсолютно объективно оценить правильность выполнения данным «объектом» того или иного двигательного акта. В результате такого пристального внимания за одним «объектом», другие «объекты», также выполняющие в это время задание тренера, неизбежно оказываются вне сферы его внимания. И чем больше человек одновременно находится на льду, тем меньше тренерского внимания достается каждому из них. Правда, есть ряд педагогических приемов, позволяющих тренеру уделять гораздо больше внимания каждому из своих учеников именно во время активного выполнения ими тренировочных заданий. Но даже тренер, в совершенстве владеющий этими приемами, в силу объективных причин всегда вынужден делить свое внимание между многими своими воспитанниками. И это, в числе прочего, снижает степень объективности оценок тренером его воспитанников.

В-третьих, ежедневное - в течение месяцев и лет - наблюдение за одними и теми же своими воспитанниками неизбежно «замыливает глаз» тренера. И бывает, что те достоинства и недостатки, которые он «с полулета» замечает у «чужих» игроков, в упор не видит у «своих». Но с этим как раз справиться легко - нужно периодически пользоваться услугами «экспертов» со стороны, замечания которых позволят тренеру вновь увидеть то, что оказалось «скрыто» от его глаз; и периодически самому выступать в роли «эксперта», новыми зрительными образами оживляя восприятие игры собственных воспитанников. В-четвертых, тренер, как и любой другой человек, неизбежно испытывает и симпатии, и антипатии к людям, с которыми ему приходится общаться. И его воспитанники - не исключение. Негативное отношение тренера к отдельным своим воспитанникам - не такое уж редкое явление. Зачастую оно приводит к пониманию обеих сторон невозможности дальнейшей совместной работы. И уж конечно, «нелюбимому» ученику трудно рассчитывать на тренерскую объективность. Естественно, «любовь» тренера к тому или иному своему воспитаннику нельзя сравнить с родительской любовью. Но и она «застит глаза» спортивному наставнику, не позволяя ему порой увидеть грубейшие ошибки любимого ученика. Получается, что любые тренерские эмоции, направленные на его учеников, искажают правильность восприятия им воспроизводимых его хоккеистами игровых действий.

Таким образом, объективность тренера также не абсолютна. Она тем выше, чем выше профессионализм спортивного педагога. И соответственно: верить можно только экспертным оценкам настоящих профессионалов.

В предыдущей главе я упоминал об отчислениях 14-летних хоккеистов из СДЮШОР по причине «недостатка» роста. А кто-нибудь считал, сколько 16-летних хоккеистов ежегодно «отчисляется» уже из самого хоккея только по причине окончания хоккейной школы? Тот же Харламов (и из впоследствии великих - не только он) в этом возрасте еще только учился играть в хоккей! Впрочем, будь он, как и все другие (кстати, те, кто «рулит» сегодня российским хоккеем) в те времена поставлен в нынешние условия - не было бы их никого в хоккее! В 14-15 лет сегодня в хоккей с «улицы» попасть невозможно, взяточника-тренера отец Харламова послал бы по-мужицки, куда положено, а, если бы первого и второго не случилось, отстегнули бы Валерия сразу после выпуска из школы - за негабаритность! А сегодня выпускников ДЮСШ и СДЮШОР просто-напросто «выбрасывают» из хоккея, не оставляя им даже маленького шанса реализовать свои способности! Оппоненты могут ссылаться на возможность выпускникам хоккейных школ, не попавшим во вторые команды, играть в юниорской лиге. Но у нас эта лига (охватывающая, кстати, исключительно Москву и частично - Московскую область), в отличие от юниорских лиг Северной Америки - сплошная профанация. Руководителям детско-юношеских школ юниорская лига вообще не нужна - с них участия школ в играх данной лиги не требуют. А соответственно, если по инициативе тренера и родителей юниорская команда на базе школы все-таки создается, лед для тренировок под нее не выделяется. И даже при наличии денег сегодня невозможно арендовать лед «на стороне» - его в Москве катастрофически не хватает. Заявлять же на игры в «юниорке» молодежные команды ДЮСШ и СДЮШОР, заставляя их играть по две игры в неделю - большая глупость: в этом случае времени для тренировок (а, если точнее - для обучения игре в хоккей) вообще не остается! И какой умник придумал для нашей юниорской лиги такой возрастной ценз - до 26 лет? В той же Северной Америке юниорские команды - основной поставщик игроков для АХЛ и НХЛ, а у нас игроки юниорской лиги вообще никого не интересуют. Вот поэтому более 90% не самых бесталанных выпускников ДЮСШ и СДЮШОР вынужденно «завязывают» с хоккеем сразу по окончании школы. Об этой, абсолютно реальной «перспективе» следует знать и помнить родителям, чьи дети сегодня делают лишь первые шаги на ледовых площадках.

Фактически нет сегодня в России и студенческого хоккея. На зимней Универсиаде-2005 в Инсбруке российская «студенческая сборная» по хоккею была представлена игроками двух команд Высшей лиги - ХК «Газовик» (Тюмень) и ХК «Трактор» (Челябинск).

Президент ФХР Владислав Третьяк в одном из своих интервью вскользь упомянул о том, что надо возрождать студенческий хоккей и даже поведал о своем письме по этому поводу в Министерство образования («Третьяк пишет письма», www.russian-hockey.ru), но на самом деле эта проблема, скорее всего, никого не интересует. По крайней мере, мои абсолютно конструктивные и реальные предложения по возрождению студенческого хоккея в Российском государственном Университете физической культуры были выслушаны нынешним президентом Российского спортивного студенческого союза и экс-ректором РГУФК Олегом Матыциным с абсолютной незаинтересованностью.

Родителям, чьи дети занимаются хоккеем, постоянно приходится слышать требования тренеров предоставить юным хоккеистам как можно больше самостоятельности. И подавляющая часть «хоккейных» отцов и матерей (кто раньше, кто позже) «душит» свои родительские инстинкты и освобождает своих недорослей от семейного надзора, очевидно, надеясь, что эту функцию будет выполнять тренер. Может быть, когда-то и где-то были такие тренеры...

Волею судеб какое-то время мне довелось общаться с Михаилом Викторовичем Овечкиным (папой хоккеиста Александра Овечкина). Однажды мы оказались за одним столиком в уютном кафе Дворца спорта «Динамо» на улице Лавочкина - только что закончилась утренняя тренировка моих баскетболисток и я заскочил на второй этаж выпить кофе. Обычный разговор за кофе - ни о чем. Вдруг Михаил Викторович поднимается: «Съезжу на базу!». Я понял, что речь идет о базе ХК «Динамо» - второй родной дом динамовских хоккеистов во время игрового сезона. Спрашиваю: «Какие-то проблемы у Александра?». «Нет», - отвечает - «Все в порядке». И уехал... Появляется часа через два. Я в том же кафе, жду начала второй тренировки. Овечкин-старший садится за мой столик. Посидели, поболтали... Вдруг опять встает и - опять: «Съезжу на базу!». Тут меня «осенило»: «Пасете, Михаил Викторович?..». А он мне в ответ: «А как ты думал?! Соблазнов - полно, а мозгов у ребят еще нет!..». И снова уехал... А через пару месяцев московское «Динамо» (вместе с Александром Овечкиным, естественно) стало Чемпионом России. И, кстати, если бы не папа, кто знает, сколько еще «сидел» бы Александр Овечкин во второй команде.

Ушедший недавно из жизни Анатолий Морозов, тренер по борьбе, воспитавший сына - чемпиона мира, рассказывал мне: «Пока он тренировался и выступал, я разве что в туалет с ним не ходил!.. Иначе нельзя... Иначе ничего не выйдет...».

Родительское участие в хоккейной судьбе ребенка - не гарантия его будущей успешности как игрока, но необходимое условие достижения им спортивных высот.

Читателю может показаться, что в настоящей публикации я пытаюсь оправдать и поддерживаю родителей, считающих, что только они знают, как тренировать их ребенка и что их ребенок должен делать на льду. Это не так. Единственное, что я утверждаю: с детьми в спорте должны работать профессионалы, а родители должны помогать им и своим детям в силу своих возможностей!

 

оригинал статьи