Get Adobe Flash player

m1Самой сильной хоккейной лигой мира считается заокеанская американо-канадская НХЛ. Ни о каком лимите на легионеров в Национальной хоккейной лиге и речи быть не может. Наоборот, для североамериканцев, чем больше легионеров — тем лучше. Как же долго они бились за то, чтобы советские хоккеисты могли играть за их клубы. Теперь в НХЛ выступает сразу несколько десятков россиян и ещё больше финнов со шведами, чехов и словаков.

На Олимпиаде в Сочи-2014 сборная России в четвертьфинале проиграла финнам. Да, большинство из них выступали за клубы НХЛ, а некоторые приехали даже из КХЛ, но выросли-то они в финском хоккейном чемпионате. А финская лига как раз пришла к полной отмене лимита на легионеров после того, как в стране существовало ограничение — не больше троих хоккеистов, не обладающих паспортом страны Евросоюза, в заявке на чемпионат.

В финале Олимпиады на лёд против канадцев вышли шведы. А в их чемпионате как раз лимит на легионеров присутствует. Но он намного более формальный, чем в КХЛ для российских клубов. За шведскую команду может играть всего два легионера. Жёстко, но весь вопрос в том, кого считать легионерами. А иностранцами в чемпионате Швеции не считаются граждане стран не только Евросоюза, но и стран, входящих в европейскую экономическую зону. Получается, что лимит отсекает американцев с канадцами, россиян и швейцарцев, которые входят только в зону Шенгена.

А что, например, в Швейцарии? Да, швейцарцы не только не выпускают хоккеистов, но и не очень охотно впускают к себе иностранцев. В чемпионате Швейцарии действует лимит — не больше четырёх легионеров в заявке клуба на сезон в лиге NLA и два легионера в лиге NLB. Этим многие объясняют небывалый прогресс швейцарской сборной. Но тут надо учитывать одну особенность — в швейцарском первенстве принимают участие не 22 команды, как в КХЛ из России, а всего 12 клубов. В таком режиме, да ещё и при неразвитом хоккее, лимит — дело необходимое.

swЛимит в Швейцарии был всегда, но сейчас он потихоньку смягчается. В начале девяностых можно было подписать двух легионеров, нынче — четырех. При этом за сезон разрешается оформить не более восьми контрактов с иностранцами. Замечу, что лимит — тема в сети немодная. Его принято считать злом, пережитком прошло. Но приведу яркий пример, сравнив Германию и Швейцарию. В начале девяностых сборные были совсем рядом, а немцы, наверное, даже посильнее. В 1994 году в Германии образовалась коммерческая лига DEL, независимая от федерации (NLA в Швейцарии по-прежнему является частью Swiss Ice Hockey). Спустя пару лет в DEL отменили лимит, а уже через 10 лет между швейцарской и немецкой сборными начала расти пропасть. При этом, что важно, DEL не обошла NLA ни по посещаемости, ни по доходам, ни по финансовой стабильности. У немцев вообще банкротство одного-двух клубов по итогам сезона — обычное дело.

Из-за лимита потратить финансы на иностранцев и быстренько «купить» чемпионство нельзя. Деньги идут туда, куда и должны идти. Во-первых, на тренеров. В середине девяностых «Клотен» взял четыре титула подряд. Два года клуб тренировал швед Конни Эвенссон, до этого выигравший пару чемпионатов мира со сборной Швеции, еще два года — финн Алпо Сухонен, четыре года бывший главным в сборной Финляндии. Или, например, послушай имена трех последних наставников «Цюриха»: Бенгт-Оке Густаффсон, Боб Хартли, Марк Кроуфорд. Понятно, что, если в лиге появляются тренеры такого уровня (а можно вспомнить еще и Владимира Юрзинова, Кевина Константина и многих других), местные игроки становятся малость лучше. Могут чему-то научиться и тренеры остальных команд. В общем, начинается цепная реакция.

В молодежь. Больше других тут усердствует «Цюрих», отдавая 5 млн. франков в год. Не будь лимита, можно было бы подписать 7-8 звездных по евромеркам хоккеистов. Лимит есть — и «Цюрих» создает фабрику по производству хоккеистов. Посмотрите составы молодежных/юниорских сборных Швейцарии последних лет — и увидите там эти пять миллионов :) Что забавно, многие и очень многие игроки из системы «Цюриха» уходят в другие клубы. Но лучшие, понятно, остаются в команде.

Возможно, когда швейцарцы в больших количествах уедут в НХЛ, и в местной лиге возникнет дефицит рабочей силы, его сделают мягче. Но пока лимит есть и приносит пользу. Добавлю, что ни тренеры, ни спортивные директора, ни президенты клубов не ноют на каждом углу о том, как им тяжело работать в таких жестких условиях. Есть — и есть. Значит, будем выкручиваться. Кто-то ищет канадцам двоюродную швейцарскую бабушку. Кто-то выписывает Барри Смитта. Кто-то развивает клубную школу.

Признаться, представление о швейцарском детско-юношеском хоккее у меня поверхностное. Нужно знать нюансы, говорить о которых мне сложно. Расскажу о том, что на виду. Например, молодежная лига — Elite Junioren A. В ней участвуют 14 команд. На самом деле это немного. В той же канадской WHL — 60 команд на 30 клубов НХЛ. В Швеции в юниорской лиге высшего уровня 20 команд, которые «снабжают» 12 клубов Elitserien. То есть, Швейцарии еще есть, куда расти. Если у читателей возникает вопрос, отчего швейцарцы до сих пор не чемпионы мира, то вот часть ответа.

Есть и оборотная сторона схемы «богатая лига — лимит на легионеров». Почти все швейцарцы играют дома, поэтому молодым пробиться тяжело. При этом уровень Elite Junioren A не очень высок, скажем так. Симпсон, который руководил еще и молодежной сборной Швейцарии на «мире», это сказал прямо. И был очень доволен тем, что основу его команды составляли либо игроки NLA, либо игроки WHL. К слову, год-два «стажировки» молодых швейцарцев в канадской юниорской лиге и последующее возвращение домой (если не зовут в НХЛ) становится нормой. В нынешнем составе сборной такой опыт имеют Холленштайн и Кунти. Если те же словаки переживают из-за оттока молодых, швейцарцы ему, пока, только радуются. Впрочем, швейцарцы-то возвращаются, а словаки — нет.

Швейцарские хоккеисты обычно «дозревают» к 22-23 годам, не раньше. Так что щедрое финансирование молодежного хоккея помогает, но не так хорошо, как могло бы.

Лучшие швейцарцы получают порядка 500-600 тысяч франков. Легионеры до 800 тысяч, а кто-то, кажется, даже миллион. Игрок третьего звена — что-то около 250 тысяч. Президенты клубов, называя эти цифры, конечно, вздыхают: «Бешеные деньги, надо бы остановить рост зарплат» :). Замечу, что клубные тренеры зарабатывают на уровне лучших игроков. Это сознательная политика, чтобы хоккеист не мог задать тренеру вопрос: «Если ты такой умный, где твои деньги?» О таких вещах не принято говорить, но они случаются.

czhБолее интересная и продвинутая система действует в Чехии. Там в команде разрешается иметь не более 15 хоккеистов 23 лет и старше. Также в составе должно быть как минимум три игрока 20–22 лет и как минимум один хоккеист 19 лет или младше. Под эти пункты регламента не подпадают два вратаря. При всём при этом количество иностранцев в клубе не может превышать один легионер. Да еще в чешской лиге существует система защиты своих игроков от иностранцев. Легионер должен купить право у федерации хоккея Чехии играть в лиги, соответственно игрок должен заплатить депозит в федерацию в 4000 евро за себя сам или привлечь спонсора, а вратарь 8000 евро. И еще в сезоне 2016/2017 приняты новые поправки в спортивные правила, легионер может в открытом чемпионате Чехии по U-20 и ниже играть только по своему возрасту, но это касается только легионеров.

В Чехии есть почти всё для того, чтобы соорудить первоклассную хоккейную лигу. Во-первых, 10,5 млн. граждан, большая часть которых считает хоккей спортом №1. Во-вторых, неплохая инфраструктура. Три клуба (HC Slavia Praha, HC Sparta Praha, HC ČSOB Pojišťovna Pardubice) играют на стадионах вместимостью более 10 000 человек (соответственно, О2 Arena, 17 500; Tesla Arena, 12 950; ČEZ Arena, 10 194). Большая часть других стадионов вмещает от 6 000 до 8 000 зрителей.

Как результат – уровень зрительского интереса достаточно высок. Средняя посещаемость матчей регулярного чемпионата составляет порядка 6000 человек, и сегодня чехи опередили по этому показателю финнов. Поскольку чемпионат достаточно короткий – 14 команд играют в 4 круга, 52 матча – общее число зрителей колеблется в пределах 1,8-1,9 млн. человек, на уровне Швейцарии. Отчасти это компенсируется самым длинным плей-офф в Европе. Промежуточный раунд, когда команды, занявшие места с 7 по 10, бьются за две путёвки в четвертьфинал, играется до 3 побед, основные серии – по схеме best-of-seven. Благодаря этому в прошлом году чешский плей-офф собрал 350 000 человек, против 240-300 000 в других ведущих лигах.

Казалось бы – живи и радуйся. Увы. Чехия живёт небогато, ВВП на душу (18 000 долларов) вдвое ниже, чем в Швеции, Финляндии и Германии. Это, естественно, сказывается на цене билетов и соответствующей графе клубных доходов. Зрители приносят в казну клубов 10-30 млн. чешских крон за сезон, то есть 0,4 – 1,2 млн. евро. Последняя цифра – это показатели лучших клубов в удачные годы. А в DEL тот же миллион может сделать скромный Iserlohn Roosters, не попавший в плей-офф.

Единственным выходом в такой ситуации остаются спонсорские соглашения и пожертвования владельцев команд – именно эти деньги становятся основной статьёй доходов. Надо сказать, что любовь чехов к хоккею помогает хотя бы здесь, поскольку рекламные контракты немногим хуже, чем в других странах. Впрочем, ради этого многим приходится продавать имя, принимая помощь от титульных спонсоров (то же самое относится и к самой лиге).

В итоге богатейшие чешские клубы могут рассчитывать на бюджет в 140-160 млн. крон (5,6-6,4 млн. евро).   Проблемой в такой ситуации, конечно же, является стабильность – и, например, входивший в когорту «олигархов» Zlin из-за недовольства спонсоров в минувшем хоккейном году присоединился к Slavia и Kometa Brno в группе «верх среднего класса», с бюджетом 110-120 млн. крон (4,4-4,8 млн. евро). Суммами в 70-100 млн. крон (2,8-4 млн. евро) оперировали остальные середнячки, бедняками числились Vitkovice (60 млн. крон) и Kladno (55 млн. крон).

На зарплаты игроков чешские клубы расходуют большую, по сравнению с другими лигами, часть бюджета. Так, платёжка Kometa Brno в сезоне 2009/2010 составила 95 млн. крон. Лучшие игроки получают 3,5-7 млн. крон за год – не хуже, в общем-то, чем в Elitserien, DEL, SM-liiga. Благодаря этому отток игроков в другие европейские страны невелик, хотя в последние годы чехи всё активнее перебираются в Финляндию. В то же время Чехия является главным поставщиком КХЛ, не говоря уже о том, что молодёжь косяками тянется за Атлантику, и в целом потери очень тяжёлые.

sloПоложение дел в Словакии немного хуже. Население вдвое меньше, чем в Чехии, доходы не сильно выше, а единственный десятитысячник – братиславская арена Slofnaft, ледовая Арена в Кошице, и отличная новая арена в Попраде. Возврат Братиславского Slovan на крупнейшую хоккейную арену страны позволит несколько исправить картину, но в целом сегодня можно уверенно сказать – полноценная хоккейная лига Словакии не по карману.

Богатейший клуб – Slovan тратит до 10 млн. евро. Остальные восемь в Экстралиге Словакии довольствуются суммами в 1-3 млн. Естественно, что в такой ситуации Словакия заняла нижнюю ступеньку выстроившейся пищевой цепочки, в которой шведы покупают финнов, финны покупают чехов, а чехи покупают словаков (немцы со швейцарцами пока предпочитают заокеанские товары). В итоге уровень турнира неуклонно падает, падает посещаемость, падают доходы – и далее по кругу.

Не мудрено, в общем, что именно Словакия стала первой за пределами бывшего СССР страной, пустившей на свою территорию КХЛ. По сути, единственной возможностью сохранить классный клубный хоккей является концентрация всех ресурсов на 2-3 клубах. На сегодняшний день наиболее интересным остаётся вопрос будущего Slovan. Который на продаже билетов, клубной атрибутики, пива и колбасок заработал в сезоне 2015/2016 около 4 млн. евро. Это отличное финансовое достижение среди клубов КХЛ.

На сезон 2016/2017 лимит в словацких клубах определен в количестве трех легионера в команду. Девятый класс реорганизован в Младший Дораст (Кадеты). Таким образом, под командой мастеров три команды: Кадеты U16, Дораст U18, Юниоры U20. Кадеты, согласно новому регламенту, играют на весь регион Словакии в два круга и Плей-офф (также, как команды Венгрии, Словакии, Австрии, Чехии). Команды, занявшие 1 и 2 места в своих чемпионатах, играют на «Кубок Европейских Чемпионов». Это дополнительно 36 игр.

Что касается сезона 2017/2018, то Союзом словацкого хоккея приняты новые спортивные правила: один легионер в команду, независимо от возраста игрока и от группы, в которой он играет. Кроме того, вводится система оплаты депозита за право играть в Федерации хоккея Словакии. Полевой игрок - 3000 евро, вратарь - 6000 евро.

auНа невесёлом чехословацком фоне ярким контрастом выглядит развитие лиги EBEL, получившей своё нынешнее имя в 2003 г. В первом сезоне под вывеской и с деньгами австрийского банка приняли участие семь команд – все с родины Моцарта. Матчи регулярного чемпионата и плей-офф тогда посетили 514 302 человека, в среднем 2 873 на одной игре. В сезоне 2010/2011 в EBEL играло 10 команд – 6 австрийских, 2 словенских, 1 венгерская и 1 хорватская. Общее количество зрителей составило 1 098 846 человек, средняя посещаемость достигла 3 568. Рост более чем впечатляющий, а сама лига является уникальным примером активного развития клубного хоккея в не хоккейных странах, поскольку даже австрийцев тяжело отнести к нациям, влюблённым в ледовую забаву.

С экономической точки зрения EBEL сегодня догнала словацкую Экстралигу. Хорватский KHL Medveščak – 2 млн. евро. 2,3 млн. евро потратил в сезоне 2010/2011 австрийский EC VSV. Бюджет EC Red Bull Salzburg хранится в тайне, однако величина эта составляет, вероятно, 3-4 млн. евро. Не густо, но, повторюсь – это всё страны, прохладно относящиеся к хоккею (Нехоккейность, впрочем, может играть на руку. Если словаки вполне способны дать достойную оценку уровню своего чемпионаты, то Венгры, Хорваты, Словенцы и Австрийцы, не искушённые классным хоккеем, вдохновляются бестолковым, но довольно динамичным зрелищем под названием "матч EBEL").

Сравнительно высокие доходы – прямое следствие позитивного влияния межгосударственной интеграции. Яркой иллюстрацией на тему является изменение бюджета HC Orli Znojmo. В сезоне 2010/2011 клуб, игравший в чешской первой лиге, имел бюджет в 18 млн. чешских крон (720 тыс. евро), состоявшийся этим летом переход в EBEL позволил увеличить его до 24 млн. (960 тыс. евро), и это без учёта возможного роста поступлений от продажи билетов, только за счёт увеличения спонсорских контрактов.

В целом EBEL – единственная европейская лига, имеющая вполне чёткие перспективы роста. Повышение посещаемости в предыдущие годы достигалось во многом за счёт расширения лиги – и вступление чешских «Орлов» в EBEL в этом году стало очередным шагом в том же направлении. Сейчас число команд в лиге EBEL составляет 12 команд. Кроме того, не исключены и более радикальные варианты – с Италией, Польшей, той же Чехией или Словакией.

Согласно спортивным правилам Австрийской Федерации Хоккея число иностранных игроков в лиге разрешено в количестве 2 человек. Депозитная система не предусмотрена! С игрока снимается статус легионера федерацией, если игрок отыграл два года в одном клубе и не сменил место регистрации.

hunВенгерская Лига Молл и открытый чемпионат Венгрии по хоккею с шайбой с каждым годом набирает обороты и привлекает большое внимание со стороны иностранцев.

В настоящее время хоккеем с шайбой в Венгрии занимается 636 мужчин и около 500 дам. Президентом федерации с 2010 года является известный политик, экс-премьер правительства Миклош Немеет. В чемпионате страны участвуют шесть клубов с ласкающими слух названиями, такими как «Мишкольци Йегешмедвек», «Дунайвароши Ацельбикак», « Сапа Фехервар »… Сборной руководит настоящий энтузиаст и «многостаночник» от хоккея Рик Черномаз. Сейчас хоккей в Венгрии входит в специальную программу поддержки и считается одним из 5 национальных видов спорта . Очень сильно финансово поддерживается государством.

Согласно новым спортивным правилам Федерации Хоккея Венгрии на сезон 2017/2018 число иностранных игрок участвующих в открытом чемпионате MOL Liga осталось без изменений, нет ограничения по числу иностранцев, так же нет системы депозита за участие игрока в чемпионате MOL Liga!

Итак, нужен ли легионер в лиге?

Легионеры в хоккее – это игроки, которые выступают за команду страны, гражданами которой не являются. Вопрос о том, нужны ли европейскому хоккею такие игроки, до сих пор остаётся открытым. Периодически спор на эту тему разгорается с новой силой. Кто-то считает, что иностранцев в европейском хоккеи вообще не должно быть, кто-то уверен, что «вариться в собственном соку» нет никакого смысла, что нужно брать всё лучшее от мирового спорта. Финские хоккеисты называют русских тренеров учителями, канадцы гордятся тем, что играют в русском стиле, словаки и чехи в юном возрасте мечтаю играть за СКА (Петроград).

Зачем нужны легионеры:

Чтобы лучше понимать свои слабости и сильные стороны соперника.

Чтобы учиться на ошибках других.

Чтобы составить достойную конкуренцию.

Значительная часть форвардов вышла из команд, в которых играли сильные легионеры. Это прямое доказательство того, что легионеры не мешают молодым хоккеистам, наоборот, помогают им. Сегодня легионеры есть практически в каждой европейской команде. Легендарный российский тренер Владимир Юрзинов уверен: «Легионеров не следует бояться, от них нужно брать всё самое лучшее, у них нужно учиться».

VTEM Accordion - модуль joomla Видео

ph1  mes1

 

 YouTube iconfacebookInstagramvk